Том 1, глава 1 - Раннее утро в городке

Город Вушан. Обычный маленький городок, расположенный на территории Королевства Фенлай, к западу от горной цепи Магических Животных, крупнейшего горного хребта в пределах континента Юлан.

После восхода солнца, город Вушан окутала прохлада и чистый предрассветный воздух. И все же, практически все граждане этого городка уже поднялись, чтобы приступить к работе. Даже шести и семилетние дети встали с постели и готовились к своим обычным утренним тренировкам.

На пустом месте в восточной части города Вушан, тепло солнечных лучей от утреннего солнца пробирались сквозь окружающие деревья, оставляя разбросанные светлые пятна на пустой земле.

Там же можно было заметить большую группу детей, около ста или двухсот. Дети были разделены на три группы, каждая из которых делилась на несколько линий. Все дети стояли молча, с торжественными лицами. В группе, расположенной севернее остальных, находились дети примерно шести лет, по центру - приблизительно от девяти до двенадцати лет, а тем, которые располагались южнее - от тринадцати до шестнадцати лет.

Перед большой группой детей стояли три крепких мускулистых мужчин среднего возраста. Все они были в рубашках с короткими рукавами и в небрежно обрезанных штанах.

«Если вы хотите стать сильными войнами, то вы должны трудиться с детства», - равнодушно произнес их лидер, с высоко поднятой головой и сложенными за спиной руками. Он обратил свой холодный взор на северную группу. Шести и семилетние дети сжали свои губы, глядя на этого человека своими большими, круглыми глазами, но никто не осмеливался издать и звука.

Лидера звали Хиллман (Xi'er'man). Он был капитаном гвардии клана Барух (Ba'lu'ke) - благородного клана, владеющего городом Вушан.

«Все вы простолюдины и в отличие от благородных семей, не будете иметь доступа к каким-либо секретным инструкциям, обучающем вас культивации боевой Ци [доу ци]. Если вы хотите добиться чего-то, если хотите чтобы вас уважали, то все вы должны использовать самые древние, самые простые и самые основные пути самосовершенствования - через тренировку вашего тела и повышение вашей силы! Вам ясно?!».

Хиллман окинул группу детей взглядом.

«Ясно», - в унисон прозвучал резкий голос детей.

«Хорошо», - холодно кивнул удовлетворенный Хиллман. Глаза шестилетних детей выражали замешательство, в то время как у подростков взгляд стал очень решительным. Они понимали смысл, стоящий за словами Хиллмана.

Практически каждый мужчина на континенте Юлан тяжело тренировался с самого раннего возраста. Если ребенок-подросток отлынивал, то в будущем он рисковал стать презираемым! Деньги и сила - были теми вещами, которые определяют статус мужчины! Мужчина без силы будет презираем даже женщиной.



Если кто-то хочет прожить славную жизнь, чтобы родители им гордились, а женщины почитали, тогда он должен стать сильным воином!

Все они были простолюдинами. Никто из них не имел возможности получить доступ к драгоценным пособиями, которые обучают искусству культивации боевой Ци. Их единственный путь к славе проложен через тренировки для повышения силы с самого раннего детства! Только жесткий труд! Они должны стараться больше, чем те же дворяне, тратя больше силы и крови для укрепления себя!

«Когда солнце поднимается утром, все начинает расцветать. Это лучшее время для того, чтобы поглощать естественную энергию из того, что вас окружает и улучшать состояние ваших тел. Так же, как и всегда - ноги раздвинуты на ширину плеч! Оба колена немного согнуты, обе руки уперты в талию. Встаньте в "Стойку Поглощения Ци". После принятия стойки, помните – сосредоточьтесь на вашей концентрации, поддерживайте спокойствие вашего сознания и дышите свободно», - холодно инструктировал Хиллман.

"Стойка Поглощения Ци" была самым простым, но наиболее эффективным способом укрепления тела. Это основывалось на опыте поколений предков.

Сразу же почти две сотни детей приступили к выполнению упражнения.

«Сконцентрируйтесь, сохраняйте спокойствие сознания и дышите свободно!», - холодно сказал Хиллман проходя мимо детей.

На первый взгляд, можно было сказать, что подростки в южной группе спокойно поддерживают стойку и дышат естественно. Все они стабильно и устойчиво поддерживают стойку, выполняя свою задачу. Понятно, они уже достигли определенного мастерства в стойке поглощения Ци.

Но взглянув на северную группу детей, с их поясом и коленями, согнутыми под разным углом, с расслабленными и свободными ногами, Хиллману стало ясно, что они стоят неустойчиво и без какой-либо силы.

Хиллман сказал двум другим мужчинам: «Вы двое, займитесь южной и центральной группой. А я позабочусь о самых маленьких детях».



«Да, капитан». Двое мужчин среднего возраста немедленно подчинились, обратив внимание к этим двум группам. Время от времени, они будут пинать ноги подростков, чтобы проверить, кто стоит твердо, а кто нет.

Хиллман подошел к северной группе детей. Дети сразу занервничали.

«Блин, главный монстр идет!», - произнес тихим голосом золотоволосый парень с большими светлыми глазами, зовущийся Хедли (Ha'de'li).

Хиллман проследовал в середину этой группы. Смотря на них, его лицо было холодным, но его сердце было наполнено сочувствием. «Эти дети просто слишком молоды. Они слишком неразвиты в мудрости и силе. Я не могу требовать от них слишком многого. Но все-таки, хорошо было бы заставить их тренироваться с самого детства. Если они будут тяжело трудиться, то в будущем, находясь на поле битвы, у них будут более высокие шансы на выживание».

И чтобы эффективно обучать маленьких детей... правильнее всего будет их заинтересовать! Если он будет слишком сильно на них давить, это может дать обратный эффект!

«Все вы, остановитесь!», - Хиллман холодно хмыкнул.

Мгновенно, все дети выпрямились, подтянулись и взглянули прямо перед собой.

У Хиллмана на губах появился намек на улыбку. Потом он вышел вперед и снял свою рубашку. Мощные линии мускул на его теле, заставили всех детей вытаращить глаза. Даже дети из средней и южной группы уставились на него, восхищаясь его телосложением.

Кроме совершенной мускулатуры, на обнаженной верхней части тела Хиллмана было бесчисленное множество ножевых шрамов, рубцов от мечей и десяток других старых ран. Все дети глядели на эти шрамы и их глаза сияли.

Ножевые шрамы. Рубцы от мечей. Это были медали мужчины!

Их сердца были заполнены почтением к Хиллману. Он могучий воин шестого ранга, воин, рожденный в борьбы между жизнью и смертью! Даже в крупных городах, он будет удивительной личностью. В крошечном городке Вушан, он являлся человеком, которого уважал каждый.

Видя страстные взгляды детей, Хиллман не смог удержаться от легкой улыбки. Он хотел вызвать чувство обожания у детей и желание быть похожим на него. Тогда они будут работать усерднее и более мотивировано!

«Давайте подольем еще немного масла в огонь!». Хиллман незаметно усмехнулся, а затем подошел к гигантскому валуну, который весил три или четыре сотни фунтов. (Tn: 1 кг = 2,44 фунта)

Одной рукой Хиллман схватил камень. Очень расслаблено, он начал им размахивать. Этот трехсот фунтовый валун, в руках Хиллмана, казался легким, как палка. У всех детей упала челюсть, а глаза расширились.

«Слишком легкий! Лорри (Luo'rui), если у тебя будет немного свободного времени после тренировки, сходи и принеси камень побольше для меня». Небрежным броском, Хиллман отправил камень в полет на несколько десятков метров. Грохот! Он подмял землю рядом с большим деревом, и вся земля задрожала. После этого Хиллман спокойно подошел к другим камням.

«Хах!»

Хиллман глубоко вдохнул. Все вены на его мускулистом теле заметно выступили, в тот момент, когда он ударил в ближайшую голубоватую глыбу. Его кулак прорезал воздух, создав воющий звук, который заставил наблюдавших детей еще сильнее раскрыть свои глаза. Мощный кулак Хиллмана врезался прямо в валун.

Удар! Звук кулака, врезающегося в камень, заставил сердца всех детей трепетать.

Это был необычайно крепкий гранитный валун!

Валун задрожал. Внезапно на нем образовалось шесть или семь гигантских трещин, а потом, со звуком "Пэнг", он разделился на четыре или пять частей. Но на кулаке у Хиллмана не осталось ни малейшего следа.

«Капитан строг как всегда». Лорри, один из двух мужчин, засмеялся, в то время как Хиллман возвращался к ним.

Другой мужчина, Луоджи (Luo'jie), тоже вернулся. Обычно, когда дети практиковали стойку поглощения "Ци", у них было время, чтобы расслабиться и спокойно пообщаться, уделяя при этом внимание детям, решившим схалтурить.

Хиллман рассмеялся и покачал головой. «Ни за что. В прошлом, когда я был в армии, каждый день я тренировался, как сумасшедший, в то время как на поле боя, я вступал в кровавые рукопашные драки. А теперь, все что я делаю - это расслабляю и немного разминаю свои мышцы по утрам. Я уже не так наполнен энергией, как в прошлом» .

Все дети благоговейно смотрели на Хиллмана.

Огромный гранитный валун был разрушен всего одним ударом его кулака. Что же за сила это была? А трех - четырехсот фунтовый валун был так легко брошен движением руки. Что же это за сила?

Хиллман повернул голову. Смотря на детей, он был очень удовлетворен их реакцией.

«Помните, что даже если вы не в состоянии культивировать боевое "Ци", в принципе, если вы достигните полного потенциала вашего организма, вы также сможете стать воином шестого ранга! А воин шестого ранга, вступив в армию, сможет легко стать офицером среднего звена и легко получить военные инструкции, которые позволяют обучиться поглощению боевой "Ци"! Даже если вы не сможете стать воином шестого ранга, а только обычным воином первого ранга, вы все еще будете достойны, чтобы вступить в вооруженные силы. Помните! Если мужчина не в состоянии стать даже воином первого ранга, то его вообще нельзя считать мужчиной!».

«Если ты мужчина, ты должен с высоко поднятой головой приветствовать любые вызовы, и ничего не бояться!».

Услышав эти слова, улыбки появились на лицах всех шести и семилетних детей. Все они заставляют себя сохранять равнодушие. Эти слова часто повторяемая Хиллманом мантра и он повторяет эти слова детям постоянно.

«Все вы, стойте ровно. Посмотрите на старших к югу, а затем взгляните на то, как вы стоите!», - Хиллман осудил их.

Все шестилетние сразу попытались поправить свою стойку, чтобы стать более устойчивыми.

Через некоторое время, шести и семилетние начали покачиваться. Они чувствовали, как их ноги яростно сводило судорогой, но дети стиснули свои зубы. После короткого промежутка времени, дети начали сдаваться и садиться на землю, один за другим.

Лицо Хиллман было холодным и черствым, но в душе он тайно кивнул. Он был по-прежнему очень доволен действиями ребят.

Чуть позже, некоторые из десятилетних в средней группе больше не могли держаться и также начали падать один за другим.

«Держитесь до тех пор, пока можете. Я не буду заставлять вас. Но если в будущем вы будете слабее своих сверстников, то вы не сможете никого винить, кроме себя», - холодно сказал Хиллман.

«Хмм?», - Лорри удивленно внезапно уставился, на северную группу.

К настоящему времени многие дети из средней группы уже упали, но в северной группе, шестилетний ребенок крепко держался.

«Это должен быть первый день обучения у Линлэй[Lin'lei]. Кто бы мог подумать, что он будет настолько удивителен?», - сказал Лорри изумленно. Луоджи и Хиллман также заметили это. Глядя в том направлении, они увидели, что один темноволосый мальчик все еще поддерживал стойку. Его губы были сжаты и он смотрел решительно вперед. Мальчик сжал оба кулака настолько плотно, что они стали белыми.

В глазах Хиллмана появилось выражение приятного удивления.

«Молодец парень!», - тайно похвалил Хиллман. Несмотря на то, что ему всего шесть лет, он смог сохранить "стойку поглощения Ци" до сих пор, также как и десятилетние дети.

Линлэй, полное имя Линлэй Барух, был старшим сыном и наследником клана Баруха, который управляет городом Вушан. Клан Барух являлся чрезвычайно старым. Когда-то, он был процветающим, но после тысячи лет, у них осталось только три представителя. Лидер клана, Хогг [Huo'ge] Барух, и два его сына. Старшему сыну Линлэй Баруху было шесть лет. Младшему сыну, Уортону [Wo'dun] Баруху было всего два года. Что касается его жены, когда она родила младшего сына, она умерла при родах. Дедушка Линлэй погиб, принимая участие в бою.

Ноги Линлэй дрожали. Хотя его воля была сильна, мышцы его ног были напряжены до предела и их начало бесконтрольно сводить. В конце концов он сдался и сел.

«Линлэй, как ты себя чувствуешь?», - улыбаясь, Хиллман подошел к нему.

Линлэй выдавил улыбку, обнажив маленькие клыки. «Я в порядке, дядя Хиллман». Как капитан гвардейцев клана Барух, Хиллман наблюдал за ростом Линлэй. Естественно, они были очень близки.

«Молодец. Ты действовал как мужчина», - Хиллман похлопал Линлэй по голове. Сразу же, волосы на голове Линлэй стала взъерошенными, как трава в поле.

«Ха-ха», - широко ухмыльнулся Линлэй. В душе, он был очень счастлив за полученную от Хиллмана похвалу.

Отдохнув некоторое время, они продолжали тренировки. Режим тренировок для шести и семилетних детей был намного более щадящим. А вот для подростков, обучение было ужасающе строгим.

Большая группа детей, в том числе шести и семилетних, лежали упершись головой и ногами в верхушку плоского камня, опираясь исключительно на силу поясницы, чтобы сохранить равновесие.

«Талия и бедра образуют треугольную область», - Хиллман двигал руками, чтобы показать область, что он описывал. Эта область - ядро человека. Скорость и сила, все берет начало из этого треугольного ядра, что делает его чрезвычайно важным».

Хиллман продолжал ходить и тщательно проверять юношей, чтобы убедиться в правильности выполнения движений.

«Напрягите его! Ваши талии должны быть ровными!», - пророкотал Хиллман.

Тут же, талии многих юношей выпрямились. Это был первый день обучении Линлэй. Его крошечная голова и ноги были вытянуты на скалах, но к этому моменту времени, Линлэй уже чувствовал, что в его талии растет напряжение и жар.

«Держаться, должен держаться. Я лучший!», - Линлэй подбадривал себя. Тело Линлэй было очень сильным, несмотря на то, что он ребенок. Он практически никогда не болел. Даже учитывая то, что он очень тяжело трудился, ему не требовалось ничего особенного, чтобы преуспеть.

«Бац!». Первый ребенок упал.

Но камни, которые они использовались в качестве опоры для ног и головы были всего двадцать сантиметров в высоту, так что, хотя ребенок и упал, это не было очень больно.

«Бац!», «Бум!». Время шло и все больше, и больше детей уже не могли держаться.

Линлэй стиснул зубы. Он четко чувствовал, что напряжение в пояснице уже достигло пределов его выносливости, до такой степени, что она уже почти онемела. «Мое тело настолько тяжелое, что я уже почти не в состоянии контролировать его. Держаться, я должен продержаться еще чуть-чуть». К этому моменту времени, из шести и семилетних, оставался только Линлэй.

Смотря на Линлэй, Хиллман не мог не наполниться удивлением и радостью.

«Лорри!», - вдруг крикнул Хиллман.

«Капитан!», - Лорри немедленно выпрямился, ожидая приказа.

Хиллман приказал: «Завтра, подготовь специальные краски. Когда они будут практиковать силу своей поясницы, положи ветку под их талией и покрась ее. Если кто-либо из них будет халтурить и позволит пояснице коснуться палки, их тело будет окрашено. А тяжесть их режима тренировок удвоится».

«Да, капитан!», - Лорри принял приказ. Он не смог ничего поделать, но его губы растянулись в улыбке. Он тайно ухмылялся: «Капитан всегда хранит так много дьявольских идей. Эта шпана теперь по-настоящему осознает это».

Но было ли это именно так?

Выражение полное боли, появилось на лицах всех десятилетних. Если раньше они еще могли вносить незначительные изменения в стойку и продолжать халтурить, то с идеей Хиллмана, у них не оставалось шансов.

Хиллман продолжил равнодушно: «Позвольте мне рассказать вам, что когда воин культивирует боевое "Ци", оно накапливается в области размером с кулак, прямо под пупком. Вы должны понимать, что это та треугольная область, о которой я вам говорил. Я надеюсь, теперь вы все должны понимать важность укрепления треугольной области! Это ваша основа. Если вы провалите тренировку, то ваше тело будет слабым, независимо от того, насколько сильными будут другие его части».

Хороший инструктор имеет первостепенное значение для детей.

Хиллман действительно был грозным воином. Он знал важные нюансы тренировок, а также то, как последовательно увеличивать сложность шаг за шагом. Он знал, какие инструменты использовать и в каком возрасте. Если тренировка будет слишком сложной, то она может навредить телу детей.

«Боевое Ци?»

Услышав эти слова, все юноши, в том числе самые маленькие, отбросили отдых в сторону, смотря на Хиллмана с широко раскрытыми глазами.

Все простолюдины очень сильно стремятся изучить боевое Ци. Даже Линлэй, будучи отпрыском из благородной семьи, был крайне взволнованным.

«Бац!». Линлэй не смог больше держаться, но он все еще использовал свои руки, чтобы поддерживать себя на земле, при этом медленно слезая.

«Это чувство прекрасно!». Линлэй чувствовал онемение в своей пояснице, которое проникало до костей, так комфортно, что его глаза немного щурились.

«Как долго я смог продержаться?». Линлэй широко раскрыл глаза, озираясь.

Все шестилетние упали. Даже половина десятилетних не выдержала. Но все четырнадцатилетние, однако, держались. Лицо Хиллман сохраняло спокойствие, как всегда.

«Все вы должны помнить, что ваше тело, как сосуд, как бокал. А боевое Ци как вино! Количество вина которое в нем может содержаться, зависит от размера сосуда. То же самое относится и к телу; способность человека к тренировке боевой Ци основана на степени его подготовки. Если его тело слишком слабое, то даже если он получит доступ к мощным боевым техникам Ци, его тело не сможет удерживать много боевой Ци и он не станет сильным воином», - сказал Хиллман, передавая много важных основ детям.

Многие воины в связи с отсутствием надлежащего обучение в молодости, понимали связь между боевой Ци и силой тела намного позже в жизни. Но в том возрасте они уже не могли достигнуть большого прогресса во время тренировок.

Многие поколения шли по бесчисленным неверным путям и накопили огромный опыт. Хиллман продолжил передавать эти знания, как весенний ветер, приносящий живительный дождь, глубоко вбивая эти важные знания в головы детей. Хиллман не хотел, чтобы эти дети также следовали неверным путем.

После практики в стойке поглощения "Ци", талия, спина, бедра, плечи и другие части тела будут гармоничны. Теперь, почти все дети сидели, отдыхая, на земле. Программа обучения Хиллмана была идеально рассчитана в своей сложности для каждой возрастной группы.

«Сегодняшнее обучение закончилось», - объявил Хиллман.

Режим тренировок города Вушан был отрегулирован. Каждый день, дважды, один раз на рассвете, и один раз на закате.

«Дядя Хиллман, расскажите нам несколько историй!», - начали просить дети, после окончания обучения. Каждый день, после уроков на рассвете, Хиллман рассказывал им истории из своей жизни в армии, или о случаях, которые произошли с ним на континенте.

Дети, которые жили в городе всю свою жизнь, интересовались рассказами о солдатах.

Хиллман улыбнулся. Он с удовольствием рассказывал истории детям. Это был один из способов направить детей на путь развития. Хиллман всегда чувствовал, что только при добровольном обучении, дети будут показывать хорошие результаты.

«Сегодня я расскажу вам о легендарных четырех Верховных Воителях, родословную которых знает каждый на континенте», - взгляд полный благоговения появилась на лице Хиллмана.

Детские уши сразу навострились, а их глаза стали ярче. Линлэй, сидя на земле, почувствовал, как его сердце неистово забилось. «Легендарные четыре Верховных воителя?». Уши Линлэй не смогли ничего сделать, кроме как навостриться. В то же время, он не моргая смотрел на Хиллмана.

В глазах Хиллман появился намек на возбуждение. Однако голос его оставался спокойным. «На нашем континенте, тысячи лет назад, появились четыре сильных Верховных Воина. Каждый из четырех Верховных Воинов обладал силой, сравнимой с силой огромного дракона. Они спокойно могли противостоять миллионной армии, и легко забрать голову любого генерала! Верховные Воины были известны, как Воин Дракона, Воин Фиолетового Пламени, Воин Полосатого Тигра и Бессмертный Воин!».

«Воины делятся на девять рангов. Я, простой воин шестого ранга, могу легко разрушить валун и срубить большое дерево! Но воин девятого ранга, даже в пределах нашей страны Фенлай, будет считаться экспертом высочайшего уровня. Выше воина девятого ранга находятся Четыре Верховных Воина. Они превзошли воинов девятого ранга и их можно считать элитой воинов. Они принадлежат к легендарным воинам Святого уровня! - Глаза Хиллмана были наполнены возбуждением. ­­- Легендарный воин Святого уровня может расплавить гигантский айсберг, заставить безграничное море шуметь огромными волнами, разрушить огромные горы, уничтожить город с миллионами жителей, и заставить метеориты падать с небес! Они абсолютно непобедимы, имея максимально возможную силу».

Тишина. Все дети были ошеломлены.

Хиллман указал на горы на северо-востоке.

«Посмотрите на Вушан. Разве он не огромен?», - улыбнулся Хиллман.

Выслушав слова Хиллмана, многие дети были страшно напуганы. Все они сразу начали кивать. Вушан простирался на более чем тысячу метров в высоту и был тысячи метров в диаметре. В глазах людей эта гора будет несомненно огромна.

«Но бойцы Святого уровня могут разрушить Вушан в мгновение ока», - твердо сказал Хиллман.

Воин шестого ранга может только разбить камень. Но воин Святого уровня может уничтожить всю гору! Рты детей открылись, а их глаза расширились. Они были в шоке и их сердца наполнились невыразимым страхом по отношению к воинами Святого уровня. Вместе с этим, их сердца были наполнены тоской.

«Уничтожить гору?». Слова Хиллмана произвели огромное впечатление на Линлэй.

После короткого периода времени, ошеломленные дети вернулись в свои дома. Хиллман, Луоджи и Лорри были последними, кто уходил. Наблюдая, как дети уходили небольшими группами по трое или пятеро, улыбка появилась на лице Хиллмана.

«Эти дети являются надеждой и будущим Вушан», - сказал Хиллман с улыбкой.

Луоджи и Лорри также смотрели на группу детей. На континенте, практически все дети простолюдинов тяжело тренировались с самого раннего возраста. Увидев детей, Луоджи и Лорри вспоминали времена своей собственной молодости.

«Капитан Хиллман, Вы, безусловно, гораздо более грозный, чем старик Поттер из прежних времен. Под вашим руководством, я уверен, Вушан станет сильнейшим городом в нашем регионе, превосходя другие десять или около того городов», - сказал Лорри с улыбкой.

Сила учителя определяет место в будущем.

«О, капитан, а откуда Вы знаете о силе воинов Святого уровня, четырех Верховных Воинах?», - Лорри вдруг вспомнил, что хотел спросить.

Слегка смутившись, Хиллман усмехнулся: «Ну, гм, на самом деле, я не очень уверен в том, как именно сильны четыре Верховных Воина. В конце концов, они являются частью легенд. Прошли года, с тех пора, как кто-либо их видел».

Лорри и Луоджи были поражены. «Вы не имеете ни малейшего представления о них и все же солгали детям?».

Хиллман слегка улыбнулся. «Хотя я не знаю о точной силе четырех Верховных Воинов, я знаю о мастерах магах на Святом уровне, с уверенность можно сказать, что маг достигший Святого уровня, может выполнять запрещенные магические приемы и стереть десятитысячную армию или целый город. Я уверен, что воины Святого уровня не должны быть сильно слабее».

«Что еще более важно, я рассказал детям эту истории, чтобы заставить их трудиться усерднее. Вы же видели, как были поражены дети, выслушав рассказ?», - Хиллман довольно улыбнулся.

Лорри и Луоджи лишись дара речи.

.....

«Увидимся позже, Ли!».

«Увидимся, Хадли».

Попрощавшись с его хорошим другом Хадли, Линлэй в одиночку пошел домой. Пройдя некоторое время, он увидел поместье Барух.

Усадьба Барух была построена на довольно обширной площади. Мох рос на стенах, покрытых шрамами времени, а разные виды плюща вились вверх. Усадьба Барух расположенная в городе Вушан была родовым имением клана. Родным домом, который существует уже более пяти тысяч лет и, пережив бесчисленные ремонты, продолжал стоять на месте.

Но, когда удача отвернулась от клана, его финансовое состояние упало еще сильнее. К настоящему времени они могли использовать только свои оставшиеся средства. Более ста лет назад, тогдашний лидер клана Барух решил, что все члены клана будут жить в передней части, которая занимает всего лишь третью часть от общего пространства усадьбы. Остальная часть усадьбы больше не будет использоваться. Таким образом, появлялась возможность сэкономить значительную часть денег.

Но, несмотря на эти меры, к тому периоду времени, отцу Линлэй, Хогг Баруху, приходилось продавать семейное имущество, чтобы сохранить семью на плаву.

Возвышающиеся двери усадьбы были открыты.

«Воины Святого уровня?», - во время ходьбы, Линлэй все еще думал об этом. «В будущем, я буду в состоянии стать воином святого уровня?».

«Линлэй», - зазвучал голос Хиллмана позади него. Хиллман, Луоджи и Лорри, наконец его догнали.

Линлэй повернулся и сразу радостно воскликнул: «Дядя Хиллман».

Вслед за этим, Линлэй сделал глубокий вдох. Подняв голову, и глядя на Хиллмана, его голос была наполнен рвением, он произнес: «Дядя Хиллман, действительно ли воины Святого уровня так сильны? Тогда что насчет меня? Возможно ли, что я достигну Святого уровня?». Сердце Линлэй наполнило желание, присущее всем детям его возраста.

Хиллман был ошеломлен. Кроме него, Луоджи и Лорри также лишись речи.

Воин Святого уровня?

«Этот парень действительно осмелился поставить такую большую цель. Страна Фенлай имеет миллионы граждан, но даже в этом случае, после бесчисленных веков, она не породила ни одного воина Святого уровня. Захотеть стать воином Святого уровня...». В своих мыслях, Хиллман полностью понимал, насколько тяжело было стать воином Святого уровня.

Это потребовало бы чрезвычайно трудных тренировок с самого раннего возраста, поддержке благородного рода, а также высокого содержания природного таланта. Кроме того, этому должна сопутствовать удача. Разве могут быть легкие пути в достижении воина Святого уровня?

Хиллман хорошо знал, как много ему пришлось испытать, чтобы достигнуть шестого ранга среди воинов, и как много сражений не на жизнь, а на смерть ему потребовалось пройти. Даже воином шестого ранга было очень трудно стать. Седьмой, восьмой и девятый ранги были намного более труднодостижимыми. Что касается воина Святого уровня? Даже в мечтах, Хиллман не надеялся представить себя им.

Но он столкнулся с уверенным взглядом Линлэй.

«Линлэй, дядя Хиллман верит в тебя. Я уверен, что ты сможет достигнуть уровня Святого воина», - глядя на Линлэй, твердо произнес Хиллман. Слова одобрения заставили глаза Линлэй сиять. В его душе также появилась мечта.

Желание, которое никогда прежде не было таким ярким!

«Дядя Хиллман, начиная с завтрашнего дня, можно ли мне тренироваться с десятилетними ребятами?», - вдруг спросил Линлэй.

Хиллман, Луоджи и Лорри посмотрели на Линлэй с удивлением.

«Мой господин, отец всегда говорил мне, если ты не хочешь быть обычным как все, то ты должны работать усерднее, чем другие мужчины». Линлэй бессознательно подражал манере отца говорить.

Хиллман внезапно улыбнулся. Он увидел результаты сегодняшнего обучения в Линлэй. Хотя этому парню было только шесть лет, состояние его тела можно было сравнить с девятилетними. Улыбаясь, он сразу же кивнул. «Хорошо. В таком случае, тебе лучше не отлынивать. Ты должен лучше остальных понимать, что это не однодневная обязанность. Это будет долгий путь».

Линлэй гордо поднял свою маленькую голову. Самоуверенно улыбнувшись. «Дядя Хиллман, просто подождите и Вы увидите».

Это было самое обычное утро в городе Вушан. В дальнейшем, каждое утро было таким же, как и это. Группа молодых людей из Вушан следовала за Хиллманом, воином шестого ранга, и тренировалось под его руководством. Единственным отличием было то, что шестилетний Линлэй отныне был помещен в центральный отряд к десятилетним.

Том 1, глава 2 - Клан Воина Драконьей крови (часть первая)

В мгновение ока прошло еще полгода. Обучение закаляло и укрепляло тело, Линлэй прожил мягкую, теплую весну, знойное лето и холодную осень. Белый тополь, растущий рядом с пустым тренировочным полем Вушана, постоянно разбрасывал высохшие листья на землю, при любом дуновении ветра. Листья медленно опускались вниз, покрывая всю землю.

Небо постепенно темнело.

Сегодня на площадке присутствовало чрезвычайно большое количество людей, почти триста.

«Сегодняшняя вечерняя тренировка заканчивается», - улыбнулся Хиллман. «Однако, прежде чем уйти, каждый должен в первую очередь поздравить следующую группу детей, которые собираются покинуть Вушан и присоединиться к армии».

С окончанием осени пришел сезон призыва на военную службу. На всем континенте, погруженном в военные столкновения, каждый увиденный юноша рассматривается могучим воином, как символ чести. Естественно, были и те, кто желает быть магом, но становление магом является чрезвычайно трудной задачей. Пожалуй, только один человек из десяти тысяч имеет необходимую квалификацию, чтобы стать магом. С такой низкой вероятностью, среднестатистический человек даже не будет учитывать ее.

Стать воином было намного проще. По достижении шестнадцати лет, и если они являются хотя бы воинами первого ранга, они могут легко вступить в армию.

«Дядя Хиллман, спасибо!»

Сто двадцать шесть юношей, все в возрасте семнадцати лет, почтительно поклонились в сторону Хиллмана. Эти молодые люди, как правило, уже не посещают тренировки к этому времени. Они все становятся взрослыми и многие имели собственную работу, которую им необходимо выполнять. Но так как они обучались Хиллманом, пока еще были малышами, ребята считали его своим великодушным мастером.

До поступления в армию, все они пришли сюда, чтобы попрощаться с Хиллманом.

Глядя на эту группу энергичных, нетерпеливых семнадцатилетних парней, Хиллман испытывал смешанные чувства. Хиллман знал, что все эти дети с нетерпением хотели вступить в армию, но через десять лет военной службы, сколько из них вернется живыми?

«Я надеюсь, что хотя бы половина из этих ста двадцати шести сможет вернуться живыми», -молча молился Хиллман.

Хиллман взглянул на детей, и произнес ясным голосом: «Парни, слушайте! Все вы мужчины города Вушан. Мужчины города Вушан должны расправить грудь и приветствовать любые вызовы, и не поддаваться страху. Вы меня поняли?».

Семнадцатилетние юноши расправили грудь, их тела были подтянутые, а глаза наполнены горячим энтузиазмом к военной жизни, все они ответили громко в унисон: «Поняли!»

«Хорошо!», - Хиллман также стоял подтянутым. Его холодный взгляд был наполнен военной аурой.

«Завтра, вы все уйдете. Сегодня, хорошо подготовьтесь. Я знаю, насколько сильны все вы. Все вы с легкостью сможете вступить в войска! Я, Хиллман, буду ожидать здесь всех вас, чтобы отметить славное возвращение в город Вушан!», - сказал Хиллман выразительным голосом.

Глаза юношей ярко светились.

Вернуться домой с честью. Это была мечта каждого подростка.

«Теперь, я приказываю всем вам, идите немедленно домой и начинайте вашу подготовку. Разойтись!», - произнес Хиллман холодным, жестким голосом.

«Да, сэр!»

Сто двадцать шесть юношей почтительно отдали честь, а затем ушли. Их провожали взглядами почти двести юношей, которые оставались. Завтра они начнут совершенно новый путь.

«У меня есть еще два года. Когда я достигну их возраста, я тоже хочу присоединиться к армии».

«Я действительно хочу жить захватывающей, волнующей жизнью солдата. Если бы мне пришлось жить здесь всю свою жизнь, в городе Вушан, даже если бы я жил вечно, это было бы бессмысленно».

......

Группа из тринадцатилетних болтала между собой. Все они жаждали этой захватывающей жизни, жизни наполненной энергией. Все они хотели получить заслуги и улучшить свою репутацию. Они хотели быть обожаемыми девушками и почитаемыми их родственниками.

Это было их мечтой!

«Линлэй, Ваш отец, лорд Хогг, хочет обсудить с тобой что-то важное. Не уходи играть с другими детьми. Пойдем вместе к дому», - Хиллман подошел сбоку к Линлэй. Глядя на него, Хиллман чувствовал гордость.

Линлэй был чрезвычайно умным. Под руководством своего отца, Хогга, с самого детства, он узнал много слов и смог прочесть множество книг.

Чтение было очень роскошной вещью. Как правило, только потомки благородных домов могли читать. Клан Баруха был чрезвычайно старым и имел в собственности большое количество книг.

«Дядя Хиллман, я уже знаю. Мой отец уже напоминал мне три раза. Мой лорд отец никогда не был так настойчив ни в чем. Я не пойду играть», - ухмыльнулся Линлэй, обнажив жемчужно-белые зубы, идеальные, за исключением одного пробела.

У Линлэй уже начинают расти коренные зубы.

«Достаточно. У Вас не хватает одного из ваших передних зубов. Когда Вы улыбаетесь - ветер дует внутрь», - рассмеялся Хиллман. «Иди, иди домой».

......

В древнем переднем дворе усадьбы Барух, после окончания семейного ужина, Линлэй играл со своим младшим братом.

«Большой брат, обнять, обнять!»

Маленький Уортон смотрел на Линлэй с выражением чистой, искренней любви. Идя и пошатываясь, он протянул маленькую, пухлую руку к Линлэй, пытаясь обнять его. Линлэй стоял не слишком далеко, спокойно ожидая, пока Уортон настигнет его.

«Уортон, у тебя получится!», - подбадривал его Линлэй.

Неуверенные шаги маленького Уортона вынуждали людей боятся, что он свалится на следующем шаге, но в конце концов, Уортону удалось попасть в объятья старшего брата. Его гладкая кожа, мягкая как воды, слегка розоватая. Его большие круглые глаза посмотрели на своего старшего брата и детским голосом он произнес: «Большой брат, большой брат».

Глядя на его младшего брата, сердце Линлэй наполнилось безграничной теплотой и любовью.

Ни матери, ни дедушки. Хотя у него был отец и семейный слуга заботился о нем, Линлэй, который рано повзрослел, был чрезвычайно любящим и оберегающим по отношению к младшему брату. Поскольку Линлэй был старшим братом, он воспринимал заботу о младшем брате как работу.

«Уортон, чему ты сегодня научился?», - спросил Линлэй, улыбаясь.

Уортон хмурился, делая чрезвычайно милое выражение лица. После размышления, он взволнованно сказал: «Сегодня я узнал об использовании тряпки!».

«Тряпки?», - лицо Линлэй поменялось в безудержной улыбке. «Что ты стирал?»

Сгибая пальцы, маленький Уортон сказал: «Вначале я использовал тряпку, чтобы вытереть пол, потом туалетные горшки и наконец, я вытер... вытер... да, я вытер тарелки!», - он взволнованно посмотрел на Линлэй, ожидая его похвалы.

«Ты протер горшки, а затем протер тарелки?», - глаза Линлэй были огромны.

«Что, я сделал что-то неправильно? Я действительно вытер их начисто», - глаза Уортона были наполнены непониманием, когда он смотрел на своего старшего брата.

«Молодой мастер Линлэй, Ваш отец ищет Вас. Позвольте мне проводить Вас молодой мастер Уортон», - подошел курносый старик. Этот курносый старик - дворецкий клана Барух - Хири (Xi'li). Во всей усадьбе, кроме дворецкого, не было никого, даже служанки.

У Линлэй уже не оставалось времени, чтобы пообщаться с Уортоном. Он сразу же вручил его дедушке Хири и пошел по направлению к гостевому залу.

«Интересно, почему отец вызвал меня?», - хотя он был молод, Линлэй чувствовал, что на этот раз, его отец позвал его для чего-то важного.

Он вошел в гостевой зал, в углу которого находились настольные часы, которые были выше, чем Линлэй ростом.

Эти настольные часы можно считать высококачественным предметом. Как правило, только состоятельные или благородные семьи имели такие ​​часы. В этот момент, отец Линлэй сидел рядом с камином. Пламя в камине горело, постоянно потрескивая и стреляя.

«Эм? Почему отец переоделся?», - видя отца, Линлэй наполнился удивлением. Находясь у себя дома, отец обычно носил только очень простую одежду. Только во время обеда, его отец надевал нормальную одежду. Но теперь он перешел к набору очень благородной, красивой одежды.

Все тело Хогга распространяло древнюю, благородную ауру. Это аура не была тем, что можно купить за деньги. Это было то, что древний благородный род выращивает в своих наследниках. Клан, который выживал в течение пяти тысяч лет. Как мог обычный благородный род сравниваться с ним?

Хогг встал. Повернувшись и увидев Линлэй, его глаза загорелись.

«Линлэй, пойдем со мной. Давай вернемся в родовой зал. Дядя Хири, вы знаете о сущности моего клана, так что вы также можете пойти», - Хогг улыбнулся.

«Родовой зал?», - Линлэй был поражен.

Члены клана Баруха оставались только в передней части усадьбы. Площадь в дальней части, фактически никто не посещал для уборки. Только родовой зал в задней части посещался раз в месяц, чтобы навести порядок.

«Но это не время, чтобы приносить жертву нашим предкам. Почему же мы направляемся в родовой зал?». Линлэй был полон вопросов.

Выходя из гостевого зала, Хогг, Линлэй, а также дядя Хири, который до сих пор держал Уортона, пошли дорогой из синих камней к задней усадьбе.

Поздняя осень. Ночь была холодной, как вода.

Холодный ветер дул и Линлэй не мог сдержать дрожь. Но он не издавал ни звука, потому что чувствовал, что что-то изменилось сегодня. Следуя за отцом, Линлэй также вошел в родовой зал.

«Клак». Дверь в родовом зале закрылась.

Со свечами, зажженными в зале, все помещение сразу же стало очень светлым. Линлэй сразу смог увидеть множество поминальных табличек, помещенных в передней части зала. Это густое, плотное скопление поминальных табличек говорило о возрасте клана Барух.

Хогг тихо стоял перед поминальными табличками, не говоря ни слова.

Линлэй очень волновался. Во всем зале, помимо звуков шепчущих свечей, не было слышно ни звука. Тишина пугала, создавая гнетущее чувство на сердце.

Внезапно, Хогг повернулся и сосредоточил свой взгляд на Линлэй. Серьезным голосом он сказал: «Линлэй, сегодня, есть множество вещей, которые необходимо сделать. Но сначала позволь мне рассказать тебе кое-что из истории нашего клана Барух».

Линлэй чувствовал, как его сердце бешено колотилось.

«История нашего клана? Что это может быть?», - в душе, Линлэй было интересно узнать, но он не решился издать ни звука.

Взгляд гордости появился на лице Хогга, он сказал ясным голосом: «Линлэй, наш клан Барух существует уже пять тысяч лет. Даже обследуя все Царство Фенлай, я не верю, что мы сможем найти второй клан, который является столь же древним, как наш», - голос Хогга содержал абсолютную гордость.

Древний. Это было слово, которое некоторые благородные кланы рассматривали с особой важностью.

«Линлэй, ты слышал о легендарных четырех Верховных Воинах континента Юлан?», -повернув голову, Хогг посмотрел на Линлэй.

Глаза засветились, Линлэй кивнул. «Я знаю. Со слов дяди Хиллмана, четырьмя легендарными Верховными Воинами являются Воин Драконьей Крови, Воин Фиолетового Пламени, Воин Полосатого Тигра, и Бессмертный Воин».

Удовлетворенный, Хогг кивнул. Улыбаясь, он сказал: «Правильно! Теперь, я расскажу тебе кое-что. Четыре Верховных Воина фактически представляют собой четыре древних рода. И наш древний клан Барух содержит великую родословную Воинов Драконьей Крови!».

Том 1, глава 3 - Клан Воинов Драконьей Крови (часть вторая)

«Клан Воинов Драконьей Крови?!», - Линлэй чувствовал, как будто вся его голова загудела.

В глазах Линлэй, его клан был не более, чем древним кланом, который попал в трудные времена. Как это может быть связано с легендарным Воином Драконьей Крови?

«Ты мне не веришь?», - след высокомерия был виден на лице Хогга. «Линлэй, иди наверх и внимательней взгляни на те поминальные таблички. Теперь ты сможешь прочитать все слова на них. На задней части у каждой из поминальных табличек имеется история об ушедших предках. Обрати внимание на три поминальные таблички на самом верху - эти трое были воинами Драконьей Крови!».

Хогг взял Линлэй за руку. «Идем».

Хогг привел Линлэй к области позади многих поминальных табличек. Подтолкнув его, Хогг сказал: «Посмотри внимательно на эти символы позади».

Линлэй расширил свои глаза и начал читать.

Слова, вырезанные на верхней табличке, въелись очень глубоко и очень четко. Эти пятитысячелетние символы рассказывали удивительную истории!

«Барух, самый первый воин Драконьей Крови на континенте Юлан. В 4560 году по календарю Юлан, за стенами города Линнан, Барух боролся с Черным Драконом и Титановой Ледяной Виверной. В конце концов, он убил как Титановую Ледяную Виверну, так и Черного Дракона, в результате чего его известность распространилась по всему миру. В 4579 году по календарю Юлан, на побережье северного моря континента, Барух боролся с Девятиголовым Змеем Императором. В тот день, волны непрестанно накатывались на близлежащие города и разрушили их, но после ужасной борьбы продлившейся целую день и ночь, Барух наконец-то одержал верх на Девятиголовым Змеем Императором... и затем, Барух основал клан, и стал первым лидером клана Барух!».

«Райен [Rui'en] Барух, второй Воин Драконьей Крови континента Юлан. В 4690 году по календарю Юлан, на горном хребте Магических Зверей, он победил и покорил Золотого Дракона святого уровня и стал известен как Золотой Святой Драконий Всадник! В 4697 году... ».

«Хазард [Ha'ze'de] Барух, третий Воин Драконьей Крови континента Юлан. Родился в 5360 году по календарю Юлан, в своей первой битве он яростно сражался с Кровавоглазым Гривистым Львом святого уровня, на хребте Заходящего Солнца он победил льва, заставив его отступать в ужасе и сбежать. Эта битва сделала Хазарда известным во всем мире... ».

....

Одно могучее имя за другим, одна удивительная история за другой, заставило кровь в жилах Линлэй двигаться быстрее.

«Мой клан, на самом деле является кланом Воинов Драконьей Крови?», - Линлэй был крайне возбужден.

Рядом с ним, Хогг произнес низким голосом, «Три первых поколения семьи Барух, все были воинами Драконьей Крови. Став воином Драконьей Крови, твоя продолжительность жизни резко возрастет. Воин Драконьей Крови из второго поколения не женился и не имел детей, до тех пор, пока не достиг семисот лет".

«А потом?», - удивился Линлэй. «Отец, почему в нашем клане больше нет воинов Драконьей Крови?».

Хогг кивнул. «Чтобы стать воином Драконьей Крови, самое главное это плотность и густота драконьей крови, которая течет в наших жилах. Чем выше плотность, тем лучше. После многих поколений, плотность драконьей крови в наших жилах становилась тоньше и тоньше. Однако... все это не является обязательным. Пока время продолжает идти, когда-нибудь, из ниоткуда, появится потомок, обладающий очень высокой плотностью драконьей крови».

«После Хазарда Баруха, появился четвертый Воин Драконьей Крови, почти тысячу лет спустя. А потом, после того как прошло полторы тысячи лет, то есть десятки поколений спустя, пятый воин Драконьей Крови, наконец-то появился в нашем клане. Но вот уже по прошествии тысячи лет в клане не появилось новых Воинов Драконьей Крови».

Хогг покачал головой и вздохнул: «Пятый Воин Драконьей Крови пробыл на континенте Юлан только около двух столетий, прежде чем исчезнуть. За тысячу лет с тех пор, наш клан Барух полностью ослаб».

После тысячи лет, даже самые прославленные семьи могли бы распасться.

«Но все-таки, у нашего клана еще есть надежда. Возможно, в будущем, один из наших потомков будет иметь достаточную плотность драконьей крови в своих жилах и соответствовать необходимым требованиям, чтобы стать Воином Драконьей Крови. Если они будут соответствуют требованиям, после нескольких десятилетий обучения, они смогут стать истинными, полноценными Воинами Драконьей Крови. И тогда клан Барух, еще раз сможет восстановить репутацию тех былых дней, когда мы были известны как клан Воинов Драконьей Крови!», - глаза Хогга засияли. «Линлэй, тебе сейчас шесть с половиной лет. Согласно нашим правилам, в твоем возрасте, тест, который выявляет, имеет ли твоя кровь высокую плотность, будет максимально точным. Сегодня я собираюсь испытать тебя».

Линлэй был ошеломлен. «Тестирование плотности драконьей крови в моих жилах? Проверить меня?». Линлэй полностью понимал последствия от проведения теста его отцом. Этот тест покажет, соответствует ли он требованиям для становления Воином Драконьей Крови или нет.

«Линлэй, жди здесь. Я принесу "Иглу Драконьей Крови"». Хогг был очень взволнован, так как он сразу же покинул клановый зал и направился в ближайшую тайную комнату.

«Воин Драконьей Крови? Неужели я стану им?», - Линлэй эмоционально дергался.

Стоя там, мысли Линлэй пришли в беспорядок. Он был наполнен как рвением, так и страхом. Он боялся, что плотность драконьей крови в его жилах будет недостаточно высокой.

«Если я потерплю неудачу, полагаю, отец будет очень разочарован». Линлэй не мог не задуматься. Он вырос со своим отцом и младшим братом, Линлэй не хотел разочаровывать своего отца. Но плотность драконьей крови в жилах было не тем, что он мог изменить.

После короткого периода времени, выйдя из тайной комнаты, Хогг возвращался с иглой двадцати сантиметров в длину, которая была чрезвычайно тонкой.

«Иголка Драконьей Крови?», - догадался Линлэй, смотря на длинную иглу в руках отца.

«Хорошо, Линлэй. Эта игла слегка проколет кожу, когда будет проникать внутрь. Это совсем не больно. Протяни руку». Хогг улыбнулся, и Линлэй кивнул. Сделав глубокий вдох, Линлэй протянул правую руку. Легкая дрожь в руке символизировала о том, что Линлэй действительно очень волнуется.

Не только Линлэй… Даже Хогг был очень нервным.

«Не двигайся». Держа полупрозрачную иглу Драконьей Крови, Хогг осторожно проколол ею безымянный палец Линлэй, легко проникая в кожу. Линлэй почувствовал пронизывающую боль, а полупрозрачная игла сразу побагровела.

Дрожащими руками Хогг немедленно вытащил иглу Драконьей Крови и осторожно осмотрел её.

Подняв голову, Линлэй смотрел на отца, чувствуя чрезвычайное возбуждение. «Является ли плотность драконьей крови в моих жилах достаточной? Почему отец смотрит на иглу Драконьей Крови так долго?» У Линлэй было плохое предчувствие...

«Эх...» выдохнув, Хогг повернул иглу Драконьей Крови в другую сторону.

Услышав вздох отца, волнующийся Линлэй понял, что плотность драконьей крови в его жилах явно не достигла требуемого уровня. У него сразу же потекли слезы.

«Линлэй, почему ты плачешь? Не плачь, будь хорошим, не плачь». Хогг сразу обнял его. Видя плач Линлэй, у Хогга защемило сердце. В конце концов, Линлэй было еще только шесть с половиной лет. Он был всего лишь ребенком.

«Я не буду плакать. Да. Не буду плакать». Линлэй всхлипнул дважды, а затем заставил себя успокоиться. «Отец, прости. Я подвел тебя».

Услышав слова Линлэй, Хогг почувствовал тепло в своем сердце. Он не смог не обнять Линлэй, прижав к своей груди. «Линлэй, не грусти. Я на самом деле не строил больших надежд. Более тысячи лет и десятки поколений, никто не становился Воином Драконьей Крови. Это не имеет значения, что тебе также не удалось. Отец не винит тебя».

Почувствовав тепло в груди отца, напряженное тело Линлэй наконец-то расслабилось.

К этому моменту, двухлетний Уортон давно уснул на руках у Дедушки Хири.

«Линлэй, на данный момент, семья Барух состоит только из тебя, меня и твоего младшего брата. У меня нет каких-либо нелепых надежд. Я никогда не мечтал о становлении Воином Драконьей Крови», - Хогг сам себе улыбнулся насмешливо. Как может становление Воином Драконьей Крови быть простой задачей?

Линлэй поднял голову, глядя на отца.

Линлэй редко видел, чтобы его отец говорил с ним таким образом. Как правило, его отец всегда был очень строг и непреклонен.

Глядя на ряды поминальных табличек, глаза Хогга наполнились печалью. «Моей истинной целью, было восстановить родовую реликвию клана Барух, передающуюся из поколения в поколение».

«Наша родовая реликвия? Что это? Почему я никогда не слышал о ней?», -полюбопытствовал Линлэй.

Хогг гордо произнес: «Наша родовая реликвия - боевой клинок Палач. Это оружие было использовано самым первым лидером клана Барух, первым Воином Драконьей Крови континента Юлан. Увы... его потомки были нерадивыми. Шестьсот лет назад, из-за бедности, потомок, который любил роскошь, продал оружие наших предков за деньги».

Во время рассказа Хогг переполнялся такой яростью, что его тело задрожало.

Беспомощно качая головой, он продолжил: «Затем, каждое следующее поколение пыталось восстановить боевой клинок Палач, но несмотря на шестьсот лет попыток, никому из нас это не удалось. В конце концов, когда мы продали боевой клинок Палач, он стоил 180000 золотых монет из чистого золота. 180000 золотых монет из золота! Мы не в состоянии раздобыть такую ​​огромную сумму, но даже если бы мы смогли, нынешний владелец не захочет продать его нам».

Древний клан Воинов Драконьей Крови, на самом деле продал свою собственную родовую реликвию.

Это было унизительно!

Унижением древнего клана Воинов Драконьей Крови!

Каждое последующее поколение пыталось придумать способ, чтобы вернуть Палача, но несмотря на попытки в течение шести сотен лет, им ничего не удавалось.

Как нынешний лидер клана, Хогг имел такое желание, но экономическая ситуация в клане была ужасной. 180000 золотых монет? Даже если бы они продали поместье и все свое имущество, они не смогли бы собрать такую ​​огромную сумму.

Реликвия предков была утрачена. Это унижение постоянно сжимало сердце Хогга. Он чувствовал стыд и беспомощность, и невозможность посмотреть в глаза предкам.

Увидев выражение лица отца, Линлэй утешил его: «Отец, не расстраивайся! Я обещаю, что в один прекрасный день я восстановлю реликвию нашей семьи и верну её в это место».

«Ты?», - усмехнулся Хогг. С глазами, наполненными любовью, он взъерошил волосы Линлэй.

В своем сердце, Хогг тайно произнес: «Линлэй. Ты знаешь, слова, что ты только что произнес... много лет назад, я сказал эти же слова твоему деду». Шестьсот лет усилий все терпели неудачу. Как это может быть с легкостью выполнено? В конце концов, человек, который купил Палача, наврядле мог быть самым обычным человек.

Зачем ему продавать его?

Даже если бы он был готов продать, как смог бы дряхлый клан Барух позволить себе оплатить его стоимость?

«Отец, ты мне не веришь?», - подняв голову, Линлэй смотрел на отца вопросительно.

«Я верю тебе, я верю тебе», - посмеялся Хогг.

Отец и сын держались друг к другу очень близко. Только три члена осталось от древнего клана Драконьей Крови в этой эпохе. Когда же этот ослабший клан сможет вернуть славу и честь, что он имел в предыдущие годы? В этот момент, прижавшись к груди отца, Линлэй плотно сжал кулаки!

Том 1, Глава 4 - Рост (часть первая)

Подул весенний ветер, зазеленели тополя возле пустоши на окраине города Вушан. На пустоши группа молодых людей интенсивно тренировалась. Почти год прошел с момента теста плотности Драконьей Крови, и Линлэй уже было восемь. В течение этого периода времени Хиллман ясно видел, что Линлэй стал тренироваться ещё усерднее!

«Молодец, Линлэй! так держать, так держать!», - подбадривал Хиллман со стороны.

Прямо сейчас, Линлэй был только в штанах. Его верхняя часть тела вспотела, а его тело, тугое, как натянутая тетива, лежало на земле. Его руки были плотно прижаты к земле, словно стволы деревьев, в то время как остальная часть его тела была неподвижна. Он поддерживал себя в позиции только руками и кончиками пальцев ног! Всё его тело было напряжено!

Тренировка «Статического напряжения!».

Очень простой, но очень эффективный метод упражнения. Если человек сможет достичь уровня, в котором он в состоянии сохранить эту позу в течение часа, то его тело больше не будет бояться обычных мечей или сабель.

Кап, Кап!

Капли пота катилась со лба Линлэй. Пот скатился в левый глаз Линлэй, и он не мог не поморщиться от боли.

«Линлэй действительно удивителен. Всего восемь лет, а он в состоянии выполнять упражнение “статического напряжения” тринадцатилетних. Некоторые из детей, которые уже сдались, растянулись на земле, перешёптывались и глядя на Линлэй.

«Лэй, так держать! Держись за всех нас! Порви этих тринадцатилетних!», - золотоволосый Хэдли крикнул в его сторону.

«Да, так держать, Лэй!», - также начали выкрикивать другие дети.

Линлэй был в очень хороших отношениях с другими детьми. Хотя Линлэй был ребенком из благородного дома, он был чрезвычайно добр к детям простолюдинов, и часто помогал им тренироваться.

«Я должен держаться. Должен держаться». Линлэй постоянно говорил себе.

В глубине души Линлэй постоянно повторял слова его отца, сказанные ему год назад. «Линлэй, мы семья из воинов драконьей крови. Как член клана Воинов Драконьей Крови, у нас есть не только преимущества, но и недостатки! Преимуществом является то, что хотя концентрация драконьей крови в твоих жилах не достигла достаточного уровня, твоё тело будет по-прежнему гораздо сильнее, чем у большинства обычных людей. Для других может быть очень трудным стать воином шестого ранга через тренировки, но для тебя это будет немного легче».

«Тем не менее, твой недостаток заключается в следующем. Потомки рода драконьей крови не в состоянии тренировать боевое Ци в соответствии с обычными пособиями. Это потому, что для крови в наших жилах подходит обучение только по методу, описанному внутри “Секретного учебника Драконьей Крови”. Он противоречит всем другим видам тренировок боевого Ци. К сожалению, только те, кто достиг определённой концентрации драконьей крови, смогут попрактиковать метод из “Секретного учебника Драконьей Крови”. Таким образом, до этого момента, вы не сможете увеличивать боевой Ци вообще».

«Кроме того, в теории, после любой тренировки тела можно достигнуть шестого ранга, но это только в теории. На практике же, количество людей, которые достигли этой цели, является очень незначительным. Но для нас по-другому. Даже если количество драконьей крови в наших жилах низкое, наш начальный уровень будет выше, чем у других. Даже от самостоятельных тренировок мы можем стать воинами шестого ранга. Вашему прадеду, практикуя одиночное обучение, удалось стать воином седьмого ранга!».

Линлэй очень хорошо запомнил слова своего отца.

Линлэй проворчал про себя: «Сейчас я сильнее, чем все остальные, только из-за драконьей крови в моих жилах. Но поскольку я не могу практиковать боевой Ци, то мне остаётся только работать, и работать! Если прадед был в состоянии стать воином седьмого ранга, то я... я стану воином восьмого ранга. Или даже девятого ранга! Нет ничего невозможного!».

Воин восьмого ранга!

Воина девятого ранга можно считать самым могущественным экспертом по всей стране Фенлэй. Воин восьмого ранга, хоть и не смог бы восстановить былую славу семьи Барух, но значительно улучшил бы своё нынешнее положение.

«Должен держаться!», - Линлэй стиснул зубы.

К этому моменту мышцы чувствовали себя так, словно их жевали бесчисленные орды муравьёв. Все его тело дрожало, как и каждая отдельная мышца. Дрожь каждой мышцы можно было явно увидеть.

Спустя долгое время, в конце концов... Бац! Линлэй, истощившись, рухнул на землю.

«Это замечательное чувство». Растянувшись на земле, всё его тело расслабилось, а Линлэй почувствовал онемение. Мышцы его тела по мере прохождения обучения становились крепче. Хотя рост не будет заметен по итогам одной или двух тренировок, но после долгого периода времени эффект будет налицо.

Хиллман, стоящий неподалёку, удовлетворенно кивнул.

А потом, лицо Хиллмана похолодело, когда он повернулся, чтобы посмотреть на четырнадцати-пятнадцатилетних. «Всем вам нужно стараться лучше! Линлэй только восемь лет, в то время как все вы почти взрослые. Не позволяйте восьмилетке быть лучше вас!».

...

После окончания утренней тренировки, Линлэй попрощался с его друзьями и направился к усадьбе клана Барух. Если бы какой-либо незнакомец увидел восьмилетнего Линлэй, то, безусловно, посчитал бы его одиннадцати или двенадцатилетним подростком, но только не восьмилетним ребёнком.

Потомки Барух действительно отличаются от других мужчин.

«Большой брат!», - увидев Линлэй, здоровый Уортон бросился к нему.

«Довольно, Уортон. Все мое тело покрыто потом. Позволь мне сначала умыться». Линлэй похлопал Уортона по голове и рассмеялся.

Уортон сказал: «Я знаю, что как только ты умоешься, то будешь брать уроки у отца».

Как члена благородного дома, образование Линлэй началось с самого раннего возраста. Пять тысяч лет назад клан Барух был ещё строже в отношении образовательных вопросов, даже стороже, чем королевские семьи.

«Хватит, Уортон. Я поиграю с тобой в полдень», - засмеялся Линлэй.

Уортон был только ребёнком, в то время как Линлэй был уже гораздо более зрелым.

После мытья, и переодевшись в свежее бельё, Линлэй вошел в кабинет. В этот момент его отец Хогг Барух, выпрямив спину, сидел за столом. Перед Хоггом было три толстых фолианта.

«Отец!», - Линлэй с уважением поклонился.

Хогг холодно кивнул, и Линлэй быстро подошел к нему.

«Вчера я объяснил историю стран континента Юлан тебе. Повтори её мне», - холодно сказал Хогг.

Это был настоящий Хогг. Случаи, как тот, когда он прижимал к себе руками плачущего Линлэй, были крайне редки. В целом, отношение Хогга к Линлэй можно охарактеризовать одним словом: «Строгое». Во всем, Хогг стремился к совершенству. Он не позволил бы Линлэй допустить какие-либо ошибки.

«Слушаюсь, отец», - спокойно сказал Линлэй.

«На континенте Юлан, есть три опасные зоны. Первая горный хребет, или “Горная цепь Магических Зверей”, второй горный хребет или “Горная цепь Заходящего Солнца”. И, самый главный лес “Лес Тьмы”. Территория, занимаемая этими тремя опасными регионами, несравнимо большая. “Горная цепь Магических Зверей” раскинулась по всему континенту с севера на юг, охватывая более десяти тысяч километров. В ней обитает бесчисленное множество магических зверей, в том числе животные Святого-уровня, которые могли бы “уничтожить небеса и опустошить землю”. Из-за “хребта магических зверей” континент Юлан был разделён на разные регионы».

«К западу от хре


7823764311529375.html
7823826288028068.html
    PR.RU™