Ограды: выработка здорового чувства личной свободы и чётких личностных границ 1 часть

ВОСПИТАНИЕ ДОЧЕРИ

Серия Вы и ваш ребенок Перевела с английского И, Кириленко

Желаем вам уверенно и гордо пойти своей

собственной дорогой, даже если

она будет не такой, как наша

У вас растет дочь. Как хочется, чтобы она была счастлива. Но что для этого нужно сделать? Как вырастить не «казака в юбке», а женщину — чуткую, нежную, верную? Как уберечь от коварных соблазнов мира, от раннего опыта интимной жизни, от насилия наркотиков? Как пре­достеречь от бел которые принесла в нашу жизнь цивилизация? Что можно сделать уже сейчас, чтобы в будущем замужество и материнство принесли ей радость, а не горькое разочарование?

Вы держите в руках книгу, которая станет верным проводником в поиске ответов на эти и другие вопросы- Она поможет понять, чем воспитание девочки отличается от воспитания мальчика; какую роль играет в жизни девочки отец; почему наступает период когда девочка начинает вдруг конфликтовать со всеми вокруг и что нужно сделать, чтобы помочь ей без душевных потерь выбраться из этой ловушки. © Дж. Элиум, Д. Элиум, 1994

Садовникам души садов

Дай сил надежды не терять

И помнить средь дневных трудов,

В ночной тиши не забывать:

Во тьме рождается росток,

Но нужен свет, чтоб цвел цветок.

Часть первая

Девочки и женщины,

или

как трудно быть женщиной

Глава 1

Проблемы воспитания девочек

Этот цветок родился, чтоб цвести. ЭлисВолкер

«Она так мрачна!»

«Все должно быть только розовым, а джинсы она носить от­казывается!»

«Ее тянет ко всему изящному».

«Она такая чувствительная. Обижается на все, что бы я ни сказала».

«Мы решили воспитывать ее так же, как сына, но ей вовсе не хочется играть с машинками и ружьями». «Она старается угодить нам и особенно учителям,—всегда спо­койная, приветливая, прилежная, всегда держится в тени». «Боюсь, что не смогу быть для нее хорошим примером, сей­час, пока сижу с ней дома, а не работаю по специальности — я ведь адвокат».

«У нее еще два старших брата, и ей удается вертеть всеми нами. Это такая артистка. Можно подумать — наступит ко­нец света, если она не добьется своего». «Она встречается с Джошем два года. Я просто боюсь, что с ней что-нибудь случится. Сама знаешь, какие нынче дети. Теперь они, не моргнув глазом, делают то, что раньше делали только взрослые, но ведь они слишком молоды, чтобы поду­мать о последствиях».

«.Она просто помешана на том, чтобы во всем достичь совер­шенства. Из-за занятий мы ее видим очень редко. То репетиция оркестра, то уроки игры на флейте, то плавание, то ее очередь дежурить в игрушечном магазине, то она член отрада добровольцев в больнице, да и учится она к тому же прилежно». «Ей хочется все делать вместе со мной. Если мать не согласна с ней, она сразу же смотрит на меня. Если мать говорит ей „нет", она обращается ко мне. Если она чем-то расстроена, она плачет у меня на плече. Мне нравится ее внимание, но я не знаю, что должен в таких случаях делать отец. Она уже слишком большая, чтобы с ней обниматься и бороться, и я чувствую себя несколько неловко, когда она виснет на мне». «Я получила свое! Она стала такой язвительной и замкнутой. Можно подумать, что я не мать, а исчадие ада. Мы с ней ни о чем не можем договориться: ни об одежде, ни о прическе или макияже, ни о еде, ни о друзьях или политике. Если я что-то люблю, она это ненавидит; если она чем-то наслаждается, у меня это вызывает отвращение. Иногда меня удивляет, как мы оказались в одной семье? А в три года она была такой лапочкой».



«Она ничего не сделает, пока ей не повторишь двадцать раз, так еще и сердится, когда напоминаешь о чем-нибудь. Запрет­ся у себя в комнате и сидит надувшись». «Она такая же буйная, как и ее братья. Я всегда думала, что девочки — существа скромные, тихие, которые любят играть с куклами и читать книжки».

Приходилось ли вам слышать такие речи? Проблемы вос­питания мальчиков отличаются от проблем, которые возника­ют с девочками. Чтобы понять, в чем различие, мы должны посмотреть на девочек с совсем новой точки зрения. Для этого необходимо постараться увидеть мир глазами девочек. Для этого необходимо отказаться от убеждения, что мальчи­ки и девочки — это одно и то же, что мужское всегда лучше женского или наоборот, что мужчины насквозь неправильны, что женщины — сплошная ошибка природы, что быть пред­ставителем одного из полов лучше, чем другого, потому что один пол добрее, умнее, нежнее, сильнее, более воспитан, остроумен, рационален или слабее другого, что одних воспи­тывать легче, а с другими справиться труднее, и так далее, и так далее.



Если мы откажемся от своих предубеждений в отношении девочек, то сможем увидеть дочерей такими, каковы они есть в действительности. И тогда мы начнем понимать природу женщины, ее проблемы, мотивы ее поведения, тогда мы сможем осознать, что ей нужно от нас — ее родителей, чтобы в ней проснулась здоровая женственность. Для многих из нас по­нять девочку — все равно что попытаться понять иноплане­тянина. И это потому, что представления, навязываемые нам нашим обществом, далеки от реальной жизни наших дочерей. Мы не можем правильно осмыслить, что же такое девочка, потому что наше общество отрицает их особенности, предпо­лагая, что женщины должны вести себя, как мужчины. Это требование сразу ставит девушек и женщин в неравноправное положение в обществе, где их оценивают по тому, в какой мере им удалось добиться независимости, то есть по способ­ности энергично действовать в одиночку против всех и вся.

Девчонка не может стать хорошим капитаном. Ей сначала нужно наговориться, все обсудить, а так мы никогда не начнем игру.

Александр, одиннадцати лет

Политика нашей компании требует, чтобы мы на­нимали определенное количество женщин, но я все­гда с неохотой принимаю женщину на руководящую работу. Руководитель должен стоять несколько в стороне, один, отдавать приказы и требовать их выполнения.

Джозеф, тридцати пяти лет

Наших же дочерей вдохновляет совсем иное, ибо они ви­дят мир в свете отношений. Вместо того чтобы стремиться к независимости, девочки ищут равноправных взаимозависимых отношений, где можно давать и получать, где люди активно взаимодействуют друг с другом. Девочки расцветают пышным цветом только в отношениях с другими людьми; их самооцен­ка повышается, если они ощущают себя частью целого и если они чувствуют, что в их силах устанавливать и поддержи­вать взаимоотношения. Девочки смотрят на отношения как на фундамент поведения; их действия и поступки продиктова­ны желанием поддержать связь с другими людьми. Девочки, в первую очередь, ищут способ установить контакт с другими людьми, чтобы можно было объединить усилия, а не стремятся прибегать к силе, чтобы властвовать над остальными. Пси­хотерапевты, исследователи и авторы книг из Стоун-центра помощи и исследования проблем развития в Веллслей-колледже называют такую жизненную позицию «постоянное стрем­ление к взаимодействию».

Такое поведение изобрели не женщины. Все люди рожда­ются с этим качеством, но маленьких мальчиков мы сызмаль­ства начинаем ориентировать на стремление к независимости, более приемлемого для нашей жизни. И в то же время мы лелеем природные способности дочерей к установлению отно­шений, превращая их в умение заботиться о других, опекать, и тем самым способствуем развитию этих способностей. По­няв свойственную дочерям ориентацию на установление отно­шений, то есть основу их мировоззрения, мы начинаем осоз­навать, почему они действуют именно так, а не иначе.

Девочек волнуют четыре вопроса: 1) Включены ли мы в систему отношений? 2) Какова природа наших взаимоотноше­ний? 3) Кто я в этих взаимоотношениях? 4) Что нужно для поддержания связей в этой системе взаимоотношений?

Проблемы воспитания девочек становятся понятнее и яс­нее, если рассматривать их поступки с точки зрения потребно­сти девочек устанавливать и поддерживать связи, необходимые для формирования и развития их индивидуального самосозна­ния, учитывая то обстоятельство, что девочки, в то время как сами нуждаются в заботе и попечении, постоянно ищут себе объект заботы и попечения, хотя методы, которые они ис­пользуют при этом, могут быть незрелыми и противоречивыми.

Дорогая мама, прости, что я на тебя накричала, но в последнее время меня так легко вывести, из себя. Просто я тебя очень люблю, и мне больно видеть, как много тебе приходится работать. Я не знаю, почему кри­чу, но хочу, чтобы ты знала: я тебя очень люблю; и мне очень хотелось бы, чтобы ты не перестава­ла любить меня из-за такого моего поведения.

Твоя дочка Триш

Триш, двенадцати лет

Способность заботиться и опекать — это не слабость

Нам нравится модель здоровой женщины, разработанная в Стоун-центре: обладает способностью осознать свои желания и чувства, действует целенаправленно, творчески и эффектив­но, понимает воздействие своих поступков на других людей. Эти характеристики предполагают наличие силы, компетен­тность, мотивацию поступков, высокую самооценку, способ­ность к сочувствию, заботливость и внутреннюю мудрость. Именно такие качества мы, родители, надеемся развить в своих дочерях. И это очень трудная задача, поскольку мно­гие из нас, уже став взрослыми, пытаются в нелегкой борьбе со своими недостатками воспитать в себе эти качества.

Для девочек борьба за подлинную женственность особен­но трудна, ведь, расцветая в среде отношений, они в этой же среде могут и завянуть. Не понимая сущности бытия в си­стеме взаимодействий, необходимости сохранения равнодей­ствующей «брать-давать», многие девочки начинают отда­вать и то, что причитается им. Таким образом, они отрекаются от самих себя. Стараясь не причинить другим страданий или неудобств, девочки «наступают на горло» собственным по­требностям и чувствам. Эта потеря трансформируется в обиду, в нарушение питания, в ярость, депрессию, низкую само­оценку, половые дисфункции. Девочки становятся уклончи­выми, ими легко манипулировать, они пассивны в удовлет­ворении собственных нужд. Бывает, что дочери отвергают принятый в обществе идеал женщины, отрицают взаимоотно­шения, избегают каких бы то ни было связей. Желание быть независимыми заставляет их пренебречь своими потребнос­тями и чувствами. Они становятся обидчивыми, злобными, подавленными и одинокими. Они делаются властными, бес­чувственными и упорными в достижении своих целей. От­брасывается или признается существующий в обществе поло-ролевой стереотип, но многие девочки теряют внутреннюю связь со своим женским началом, своей женской силой.

Почему мы написали эту книгу

Д: Одна моя клиентка успешно работала исполнитель­ным директором фирмы. Впервые она пришла ко мне на прием в подавленном состоянии из-за своей лич­ной жизни: у нее не было ни романов, ни постоянных отноше­ний. Она рассказывала мне о себе как-то отстраненно; резким тоном и злобно перечисляла многих мужчин, которых она «выставила» по той или иной причине. Наконец я прервал ее: «Вы же женщина». Она уставилась на меня, как на сумасшед­шего. Б молчании посмотрела налево, направо, как будто я обращался к кому-то другому, находящемуся в комнате. По­том спокойно спросила: «Вы это мне говорите?» Я кивнул. И она заплакала: «Никто и никогда этого не замечал». В ходе психотерапевтического лечения эта сильная, красивая женщи­на пришла к осознанию того, что, пытаясь завоевать любовь своего отца, она усвоила мужской стиль поведения. Уверовав в то, что отец никогда не признает ее женского начала, она от­вергла свою женскую природу и окончательно утратила ее в профессиональной деятельности.

Я был поражен, обнаружив, что в нашем обществе девочки и женщины связаны двойными путами, и результаты этого стал замечать повсюду. Как психотерапевту, мне неоднократно при­ходилось наблюдать усилия мужчин, старающихся понять сво­их жен, — с каким трудом им это дается, и как они теряются, не в сипах найти верную линию поведения со своими дочерь­ми. Я видел женщин, которые злились на отцов и мужей из-за того, что чувствовали себя обделенными вниманием, непоняты­ми и недооцененными. Я видел девочек, которые добивались признания своей непохожести на мальчиков, вместо того что­бы просто гордиться званием «женщина». Я видел дочерей, ста­равшихся сохранить контакт с родителями, растерявшимися в «вареве полов» нашего времени. Меня, как мужа и отчима, очень волнует, не пренебрегаю ли я близкими мне женщинами. Я стал соавтором этой книги, желая способствовать устра­нению опасного недопонимания девочек и женщин; чтобы ра­зобраться, как я могу помочь жене и падчерице сохранить в себе женственность; чтобы дать толчок новой психологии, ко­торая уже больше не будет отвергать женский опыт; чтобы остановить поток, обрушивающийся на дочерей со стороны ро­дителей и нашего общества в отношении того, что они должны и чего не должны делать, дабы преуспеть дома и в этом мире; чтобы дать возможность девочкам и женщинам открыть в себе силу и нежность, интуицию и интеллект, способность ус­танавливать отношения, то есть обрести свое собственное Я.

Ж: Быть женщиной, по моему внутреннему убеждению, — дело нелегкое. Пожалуй, самым счастливым для меня было время, которое я провела в лесах Среднего Запада на берегу тихого ручья с лошадью и собакой. По крайней мере, это было самое беззаботное время, и продолжалось оно до тех пор, пока не наступила половая зрелость, которая в корне изме­нила мою жизнь. Потом меня стал беспокоить неправильный прикус, я стала замечать недостатки своей фигуры и пыталась обратить на себя внимание. Чуть позже я столкнулась с тем, что женщина ущемлена во всем и вся: от церковной литургии до кредитных ставок, — и задалась вопросом «почему?» Весь мой опыт и все мои переживания как дочери, жены, работаю­щей матери, феминистки, разведенной и женщины средних лет — все это подтолкнуло меня к написанию этой книги.

Я решила стать соавтором книги о воспитании дочерей, что­бы проанализировать и проверить на ней реальности нашего бытия. Как я пришла к пониманию процесса становления жен­щины, проблем существования в этой ипостаси? На правиль­ном ли я пути? Смогу ли я понятно объяснить родителям это явление и показать. что нужно для того, чтобы в девочке рас­цвела подлинная женственность, что должны сделать для это­го взрослые? Затруднения, которые я испытывала при написании некоторых разделов, не вызывают удивления. Естественно, я представляла себе более отчетливо то, в чем у меня было больше опыта. Однако меня удивило осознание того факта, что другие женщины испытывают смятение и сомнение в отношении того, кто они как женщины и как люди. Что же тогда странного в том, что моему мужу и другим мужчинам нужно так много сил и времени, чтобы понять нас! Я благодарна всем тем жен­щинам-исследовательницам и писательницам, на чьи работы мы ссылаемся в последующих главах, за то, что они смогли пробиться сквозь глухоту нашего общества и его предрассуд­ки и услышать чистый и сильный голос своего женского нача­ла, женского опыта. Мой вклад в создание предлагаемой книги состоял в переводе этого женского опыта на язык, доступный родителям, чтобы они могли пробудить женственность в сво­их дочерях. Я старалась не только для своей дочери, но и для всех дочерей и сыновей.

Глава 2

Из чего же сделаны наши девочки?

Из чего только сделаны девочки?

Из самых милых разностей,

Из сладостей и пряностей —

Вот из этого сделаны девочки!

Старинный детский стишок

Ж: Моя дочка была миленькой и хорошенькой в младенческом возрасте. Еще она была упрямой и жалостливой, скромной, угрюмой, красивой, весёлой, шумной, требовательной, сговорчивой, ее было трудно понять и легко обра­довать — всё вместе в одном маленьком, но сильном суще­стве. Как и все дочки, она была смесью сахара с перцем.

Многие ли из нас, цитируя это стихотворение, останавли­вались на слове «пряности» (spice), задумываясь о том, что это ведь совсем не значит «сладкое»? Когда мы добавляем в блюдо пряности, мы придаём ему пикантность и остроту или даже жгучесть, которой до этого не было. Тогда в нашей стряпне появляется изюминка, особый вкус. Блюдо становит­ся более ароматным и более интересным. Малюсенькая ще­потка пряностей уже щиплет и жжёт нам язык, вышибает слезу, воспламеняет душу. К сожалению, реальность такова, что многих маленьких девочек учат быть хорошенькими и сла­денькими, и только. Они вынуждены скрывать свою «пряную» часть глубоко внутри. Если девочке достаточно часто гово­рят, что она «должна быть умницей» и «вести себя, как леди», если её постоянно упрекают за иное поведение, то она, ско­рее всего, спрячет поглубже жгучие и едкие стороны своей натуры. Какая-то очень существенная частица ее самой уйдёт в подполье.

С другой стороны, очень опасно отбить у девочки охоту лелеять «сладкие» грани своей личности. Если мы вырастим дочерей сильными, независимыми и напористыми, чувствую­щими себя «равными» с мужчинами и требующими, чтобы их ценили в обществе, они всегда будут ощущать себя людьми второго сорта. Маленькая девочка — это не только то, что мы, родители и общество, хотим из неё сделать. Она резуль­тат воздействия четырёх непреодолимых сил: биологической, психологической, культурной и силы женской души. Поняв действие сил физиологии, психологии и души, о которых пой­дёт речь в этой главе, и силы культуры, которой посвящена глава 4, мы сможем избежать ограниченности во взгляде, вы­ражающейся в противоречии «природа—воспитание». В фор­мировании человеческого существа участвуют далеко не толь­ко среда и наследственность. Если мы будем отрицать любой из этих четырёх факторов, мы откажем своим дочерям в воз­можности, на которую они имеют право в силу своего рож­дения, — возможности стать здоровыми и полноценными женщинами.

Биологическое влияние

Бытует мнение, что различия между мужчинами и женщи­нами сводятся к репродуктивной системе и жёстким полоролевым стереотипам. Студенты-медики изучают анатомию, ста­вят диагноз и назначают лечение на основании мужской физи­ологии. Медицинские исследования и исследования в области психологии развития ещё совсем недавно проводились преиму­щественно на представителях мужского пола, поскольку меди­цинское сообщество считает, что человеческое тело, мужское оно или женское, устроено одинаково. Точно так же большин­ство моделей психологического развития было построено на основании данных о мужчинах и с мужской точки зрения, доказывающей, что девочкам никогда не достигнуть уровня автономии и независимости, свойственного мужчинам. При ис­следовании мозга были получены поразительные результаты, свидетельствующие о наличии существенных различий между мужским и женским мозгом, но эти результаты были жестоко осмеяны и похоронены из страха, что они будут использова­ны против женщин в их борьбе за равноправие. Повсюду мы слышим: «Мужчины и женщины одинаковы! Девочки ничем не отличаются от мальчиков!»

Нас, родителей, это ставит в тупик, ибо то, что мы видим, наблюдая за своими дочерьми и сыновьями, не говоря уже о мужьях и жёнах, матерях и отцах, начальниках и друзьях, сви­детельствует о бесчисленных различиях между полами. Не­которые журналисты и учёные-медики могут отрицать суще­ствование этих различий, но мы-то каждый день видим их проявления на кухне и в спальне, в школьных классах и на рабочих местах. Хотя эта книга и не ориентирована на срав­нение половых характеристик, но отрицать различие между мальчиками и девочками — значит впасть в невероятную пу­таницу, особенно опасную для тех из нас, кто решился взять на себя тяжкий труд воспитания, кто поставил перед собой нелёгкую задачу вырастить здоровых и счастливых взрослых. Доктор философии Анна Муар и журналист Дэвид Джессел — авторы научно-популярной книги о исследованиях, ве­дущихся на мозге «Пол мозга: реально существующие различия между мужчинами и женщинами», утверждают, что посколь­ку половые различия в поведении проявляются уже в очень раннем возрасте (в некоторых исследованиях называется срок в несколько часов после рождения), то можно считать, что в мужчинах и женщинах генетически заложено по-разному реа­гировать на окружающий мир и по-разному его воспринимать. Действительно, некоторые из нас вполне могли бы сказать, что живут в разных мирах! Мы убеждены, что существует достаточно свидетельств того, что мозг мужчин и женщин может инстинктивно по-разному реагировать на обстановку характерным образом. Например, в вопросах любви мужчины почти всегда предпочитают сначала действовать, а потом го­ворить. Им проще проявить себя в действии, поэтому они склонны делать первый шаг в этом направлении. Женщина же чувствует себя более глубоко привязанной после того, как поговорит о своих чувствах с партнёром, поделится с ним своими переживаниями, и тогда она уже готова к физической близости, поэтому женщины обычно начинают с разговоров. Обратите, пожалуйста, внимание на то, что мы используем слова «обычно», «имеет тенденцию», «склонна», «инстинктив­но», когда описываем поведение, определяемое физиологиче­скими закономерностями, поскольку биология, или физиоло­гия, далеко не единственная детерминанта наших действий. Однако нельзя недооценивать силу ее влияния на нас, поэтому понимание действия этой силы на наших дочерей облегчит нам задачу быть проводниками на их пути в счастливую взрослую жизнь.

Женская программа

Настолько же поразительным, как и само зарождение новой жизни, является тот факт, что зачатый ребёнок сразу имеет женский пол. Мама вносит в эту жизнь свои двадцать две хромосомы плюс Х-хромосому, и папа дает двадцать две хро­мосомы плюс Х-хромосому. Но не только гены определяют, чьими гордыми родителями — дочери или сына — мы станем. С современных позиций, для плода естественно развиваться по женскому типу. От наличия или отсутствия мужских гор­монов, вырабатываемых примерно на шестой неделе жизни зародыша, зависит, зафиксируется или изменится биологи­ческий шаблон. Если вклад отца выражается в виде Х-хромосомы, то никаких мужских гормонов не обнаруживается и плод продолжает следовать первоначальному плану развития, превращаясь в девочку.

Женская программа развития определяется действием жен­ских гормонов, главным образом, эстрогеном и прогестеро­ном. Крошечный зародыш купается в этих гормонах, создавая тот шаблон, по которому будут формироваться наши дочери. Эта внутренняя основа женских биологических задатков ока­зывает влияние на черты личности и поведение девочки с самого начала её жизни. У неё принципиально женский мозг, который генетически запрограммирован работать не так, как мужской.

Структура мозга и поведение

Те специалисты, которые отдают предпочтение аргументу «вос­питание» перед аргументом «природа», утверждают, что мы воспитываем своих сыновей и дочерей в соответствии с полоролевыми стереотипами, покупая им определённые игрушки, поощряя один тип поведения и запрещая другой. Однако кажется, что ещё до того, как требования культуры наложат свой отпечаток на жизнь малыша, то есть в первые же часы жизни младенца, становятся заметны различия в поведении мальчиков и девочек. Например, девочки-младенцы сильнее реагируют, чем мальчики, на громкий шум, на дискомфорт от холода и влаги. Исследования тактильного восприятия показали, что девочки гораздо более чувствительны к прикоснове­ниям. Фактически, самые восприимчивые мальчики гораздо менее чувствительны к прикосновениям, чем наименее вос­приимчивые девочки, и это различие сохраняется в годы зре­лости. Возможно, именно этим и объясняется, почему муж­ской дружеский хлопок по спине для забавы или в знак расположения женщиной воспринимается как удар. Ей на са­мом деле становится больно, тогда как представители мужс­кого пола воспринимают такой хлопок как должное — в ка­честве шалости.

Всем нам известен так называемый полоролевой стерео­тип, выражающийся в том, что мальчики проявляют интерес к вещам, а девочки — к людям. Исследователям доводилось наблюдать поведение, отражающее этот стереотип, уже через два—четыре дня после рождения младенца. Девочки в мла­денчестве способны задерживать внимание на лицах гораздо дольше, чем мальчики, причём независимо от того, говорит человек или молчит. На более позднем этапе развития мла­денцы обоего пола, лёжа в кроватке, с удовольствием гулят, обращаясь к тем, кто за ними ухаживает. Однако мальчикам не нужно, чтобы взрослый поддерживал с ними беседу. Они не менее радостно лепечут, общаясь с игрушками или с други­ми предметами. Совсем не так ведут себя девочки: они быстро теряют интерес к игре, если ухаживающий отходит от них.

Дочка задаёт так же много вопросов, как и сын, и требует ничуть не меньшего внимания. Но спра­шивает она, в отличие от сына, совсем о другом. Ей всегда хочется знать, что я делаю и почему. Сын же задает вопрос: «Как это делается?» Я знаю, что им обоим нужно моё участие, но Элиза­бет, задавая вопрос, прежде всего хочет получить возможность вступить в контакт, тогда как для Майкла важнее всего мой ответ.

Лаура, мать троих детей

Психолог доктор Джун Райниш, директор Института Кинси в штате Огайо, замечает, что мы «ароматизированы» воз­действием гормонов ещё в материнской утробе, и этот аромат становится более явственным по мере того, как мы растём. Предрасположенность женщины сначала наладить общение, а уже затем действовать проявляется на самых ранних этапах Жизни. Девочки раньше начинают говорить, активнее общаются с окружающими, у них быстрее расширяется запас слов, поэтому они, естественно, предпочитают те занятия, которые требуют взаимодействия с другими людьми.

Сын и дочка сообщают мне о своём местонахожде­нии двумя различными способами: я знаю, где нахо­дится сын, потому что я слышу его, и я знаю, где дочка, потому что она говорит мне об этом.

Джон, отец двоих детей

Такие разные тенденции в поведении мальчиков и девочек объясняются реально существующими различиями в строении женского и мужского мозга. Психолог-исследователь Диана Мак-Гиннесс с группой исследователей Стэндфордского университета обнаружила, что эти различия в поведении не зависят от культуры: «они проявляются в Гане, Шотландии Новой Зеландии так же, как и в Америке». В своих выводах она так сформулировала эту разницу:

Женщины являются коммуникаторами, а мужчины — деятелями. Мужчины хорошо справляются с задачами, где необходимы пространственно-визуальные навыки, а женщинам под силу решение тех задач, где требуются речевые навыки. Мужчины лучше работают с картами, схемами, математическими формулами, они с легкостью поворачивают объекты в своём воображении и создают двумерные представления трёхмерных объектов. Мужчи­ны лучше воспринимают объекты в пространстве и могут без труда ими манипулировать. Мужчины лучше ори­ентируются в пространстве и на местности... Женщины, с другой стороны, преуспевают в тех областях, где муж­чины чувствуют себя неуверенно, особенно в областях, связанных с использованием языка. Женщины не так легко справляются с задачами, требующими манипули­рования объектами и развитого зрительного восприятия: они прежде всего менее чувствительны к свету. Однако женщины гораздо успешнее обращаются со словами... У них лучше память на слова. И воспроизвести точно мелодию они могут в шесть раз чаще, чем мужчины.

Мы хотим подчеркнуть, что эти исследования вовсе подтверждают старый предрассудок, касающийся неспособности женщин к занятиям математикой. Просто большинству девочек манипулирование объектами в пространстве, чтение карт и высшая математика кажутся делом более трудным, чем большинству мальчиков, и поэтому девочки используют так­тику решения задач, отличную от мальчишеской.

Оказывается, существуют половые различия и в процеду­рах сбора информации, и в методах решения задач. Напри­мер, большинство девочек считают, что прочесть карту лег­че, если поворачивать её по ходу движения. Большинству же мальчиков проще «увидеть» направление в своей голове. У девочек наблюдается тенденция подходить вербально к реше­нию математических задач, тогда как мальчики чаще предпо­читают при решении задач использовать визуальные средства. Отчёты Американской ассоциации женщин-сотрудниц универ­ситетов свидетельствуют о том, что девочки лучше учатся в группах, где осуществляется вербальный обмен информацией между членами группы и руководителем или учителем.

Другой пример различия между мальчиками и девочками в подходах к решению задач и поиску решений приводит Кэрол Джилигэн в своей работе о нравственном развитии женщин. Она пришла к выводу, что девочки и женщины склонны делать нравственный выбор, основываясь на том, какое влия­ние он окажет на окружающих. Мужчины же чаще принима­ют такие решения, исходя из свода законов или норм, прин­ципа справедливости, логической целесообразности.

Эстроген и поведение женщины: пять биологических влияний

С рождения до семи лет физическое развитие девочек и маль­чиков идёт параллельно. Главную работу осуществляют гор­моны роста, вырабатываемые гипофизом. Резкие изменения в развитии дочерей проявляются, когда начинает повышаться Уровень женских гормонов, то есть в возрасте около восьми лет. Появляются первые намёки на формирование женского тела. Эстроген и прогестерон, главные половые гормоны дево­чек, ускоряют усвоение протеинов, замедляют рост и спо­собствуют накоплению жира. Чем выше уровень этих гормо­нов, тем округлее формы тела, тем ярче выступает- грудь; эти гормоны готовят девочку к началу менструаций, что обычно происходит в возрасте между девятью и тринадцатью года-ми. С началом полового развития женская генетическая и гормональная программа, закодированная в период эмбриональ­ного развития, постепенно проявляется в видимых физических и физиологических изменениях. Конечно, не все девочки развиваются в точном соответствии с научными «стандартами»: у одних менструальный цикл начинается раньше, у других позже в зависимости от индивидуального плана.


7828417316668774.html
7828483297208819.html
    PR.RU™